Червяков Леонид Иванович



Леонид Иванович Червяков (1929-2009 гг.)  проработал в энергетике более 50 лет. Принимал участие в строительстве и пуске четырех электростанций Сибири и Дальнего Востока. Был первым начальником производственно-технического отдела (ПТО) и первым начальником котлотурбинного цеха (КТЦ) Приморской ГРЭС, при его непосредственном участии пущены семь энергоблоков станции.

Семья Червяковых родом с Украины. Л.И.Червяков родился 27 июня 1929 года в Донецкой области. Его отца, окончившего Харьковский институт транспорта, направили в Амурскую область на строительство железной дороги. На практике тогда никто не знал, как правильно строить железную дорогу в условиях вечной мерзлоты, поэтому понадеялись на слово "вечная". Но почва стала оттаивать, и железная дорога "сползла". В 1937 году причины выяснять было не принято, и Ивана Червякова, хоть и занимавшего небольшую должность, причислили к вредителям и расстреляли.
-  Мама схватила нас, и с двумя чемоданами мы уехали на родину, в Донбасс, - вспоминал Леонид Иванович. - Жилось нам тяжело, особенно с клеймом сына врага народа. Меня не принимали ни в пионеры, ни  в комсомол. Когда началась война, мне было 12 лет,  два с лишним года мы были в оккупации под немцами. В 1945 году старые знакомые отца, с которыми он в 1916 году участвовал в революционном восстании рабочих в Горловке, помогли устроиться в депо сначала учеником токаря, потом токарем.

Для восстановления страны после окончания Великой Отечественной войны крайне не хватало специалистов, поэтому по указу Сталина все министерства обязаны были организовать учебные заведения, на крупных предприятиях стали создаваться ускоренные курсы. Я мечтал стать летчиком или моряком, но понимал, что мне закрыт путь в военные училища.

Когда Леонид Иванович поступил в энергетический техникум, он сразу понял, что энергетика станет делом всей его жизни. Как он сам говорил, учился не потому, что надо было учиться, просто очень понравилась эта работа, вообще теплотехника - интереснейшая наука, и вся жизнь держится на её законах.

Отучившись четыре года, по распределению поехал поднимать Восточную Сибирь. В 1951 году молодой инженер прибыл в поселок Майск, ныне город Ангарск. Трудился на строительстве комбината искусственного жидкого топлива, который из черемховского угля делал всё: начиная от дизельного топлива, топлива для ракет, бензина до чернил для авторучек. Затем была работа на строительстве комбината по обогащению урана.
- Там была своя электростанция, свой поселок и нас туда перебросили, - вспоминал Леонид Иванович. - Запомнились хорошие отношения в ведомстве, никто ни на кого не кричал, даже голос никогда не повышался, забота полнейшая, снабжение замечательное. Через некоторое время, по настоятельным советам докторов, мне пришлось покинуть этот город.  


Когда Червяков узнал, что в Красноярском крае строится электростанция с блоком 500 МВт, он не мог упустить такой случай. Потом в дорогу позвала новая стройка – Приморская ГРЭС.
- Однажды к нам приехал главный инженер Красноярскэнерго, мы его знали еще как директора Назаровской ГРЭС, и говорит: "Ребята, выручайте. Надо ехать на Дальний Восток, строить электростанцию. Какую хотите, такую и сделаете станцию, по вашему усмотрению". Так и уговорил. Это было в 1969 году, как раз после  вооруженного конфликта с китайцами на острове Даманский, и не все хотели рисковать ехать в приграничный Пожарский район Приморского края. Но нас это не остановило. Мы сразу договорились, что Анатолий Степанович Березюк едет главным инженером, а я начальником ПТО Дирекции строящейся Приморской ГРЭС. Но при одном условии: я не возражаю заниматься стройкой, уже три станции пускал, строительную часть знаю, но перед пуском хочу, чтобы меня направили в цех, в котлотурбинный или турбинный, потому что больше привык иметь дело с оборудованием, с техникой.

И вот я в 1969 году вышел на станции Губерово, пришел в Лучегорск, где еще простирались болота и мари. И началось. Были сумасшедшие дни и ночи, через каждые восемь часов оперативки. Дело в том, что первоначально проект Приморской ГРЭС был разработан на три блока 100 МВт для электрификации железной дороги от Хабаровска до Владивостока. Но в это же время началось бурное промышленное развитие всего Дальнего Востока, поэтому проект в срочном порядке стали пересматривать, все переделывалось на ходу. Сначала хотели сразу блоки 200 ставить, но электросети и мощности энергосистемы этого не позволяли. Поэтому для начала стали устанавливать четыре энергоблока по 100 мегаватт, а уже потом только "двухсотки".

В Лучегорск направлялись мощные организации, оказалось, здесь много знакомых строителей-монтажников, с которыми работал на пуске других станций. К примеру, с Юрием Ивановичем Тиллой  был знаком еще на Назаровской ГРЭС, там он занимался отделочными работами на блоке 500 кВ и жильем.

Времена были такие, когда важно было ускоренными темпами вводить объекты. Помню, прилетел сюда управляющий трестом «Востокэнергомонтаж» Ножиков. Мы всю ночь лазили по стройке, я и котельщики показывали, что нужно еще сделать, чтобы запустить первый энергоблок. Ведь установить котел и турбину - это еще не все. Домой я не пошел, так в кабинете и заснул. В предпусковые дни в буквальном смысле жил на станции – работа, пара-тройка часов на отдых и опять с головой в работу.  

В 1973 году, когда Леонид Иванович Червяков стал начальником турбинного цеха, это был один энергоблок и одна труба, еще не было топливоподачи. На людей нагрузка была сумасшедшая. Начальник цеха со своими помощниками рисовали схемы, писали инструкции, курировали весь монтаж, который, надо сказать, шел тяжело. Специалисты, которые монтировали электростанции в Артеме, на Сучане (Партизанск), привыкли работать по другим принципам, в общем, не любили монтажники читать чертежи. Вспоминая эти годы, Леонид Иванович рассказывал, что когда первый блок смонтировали, дальше пошло проще, по принципу "делай, как на первом". Сбегают, посмотрят и повторяют. Работали тогда не по сметам, а по сводке затрат, поэтому хватали главные объемы, мелочь оставляли, потом рапортовали, что все готово. На требовательного начальника цеха нередко жаловались в партком, мол, придирается Червяков, невозможного хочет. Но работать по принципу "и так сойдет", Леонид Иванович не привык, приходилось доказывать, убеждать.

Когда первый блок начал выдавать электроэнергию в ОЭС Востока, пошел практический отсчет работы станции. Это стало для всех самой большой победой. Не омрачал всеобщей радости даже тот факт, что когда блок запустили, он нес нагрузку всего один-два мегаватта. Линия электропередачи была очень слабенькая - 110 кВ, на юг нагрузку выдать не могла, а здесь потребителей не было. Станция работала с огромным запасом мощности, и только когда построили линии, соединившие юг Приморья с Хабаровским краем, пошла настоящая нагрузка на Приморскую ГРЭС.


Более 10 лет Леонид Иванович проработал начальником котлотурбинного цеха (КТЦ). Занимался реконструкцией и доводкой всего хозяйства. Подбор кадров, создание приемлемых условий для персонала - все это тоже его заслуга. Достичь удалось действительно многого. При его непосредственном участии были пущены в работу семь из девяти энергоблоков Приморской ГРЭС, в том числе блоки нового поколения мощностью 200 МВт. Потом он опять вернулся в ПТО, где еще восемь лет проработал заместителем начальника отдела.

На пенсии после такой напряженной работы энергетик  не мог спокойно жить. Как-то прочитал в газете, что в Жилкомхоз требуется теплотехник. И снова в должности начальника ПТО Л.И. Червяков стал заниматься так называемой малой энергетикой - котельными по всем селам Пожарского района, тепловыми сетями, водоснабжением.

Леонид Иванович Червяков ушёл из жизни в 2009 году. Он говорил, что всю свою жизнь  занимался любимым делом, отдав энергетике более полувека. Л.И.Червяков любил повторять, что Приморская ГРЭС всегда была, есть и будет лучшей и самой надежной тепловой станцией не только для первостроителей, но и для всех последующих поколений энергетиков.