Бондаренко Галина Васильевна


   Галина Васильевна Бондаренко родилась 16 июля 1957 года в г. Губкин Старооскольского района Белгородской области в семье рабочего. Вскоре семья по переселению переехала в село Таборово Красноармейского района Приморского края.
   После окончания школы в 1974 году Г.В. Бондаренко приехала в п.Лучегорск соседнего Пожарского района, где строилась Приморская ГРЭС. Несколько месяцев проработала в детском саду, но мечта стать частью чего-то большого, важного и интересного, что происходило на строящейся станции, не покидала ее.
   С 1975 года по настоящее время Г.В. Бондаренко трудится на Приморской ГРЭС.  Она - первая в России женщина машинист энергоблока. Сегодня - машинист блочной системы управления агрегатами 8 разряда Приморской ГРЭС. В 1996 году награждена Почетной грамотой министерства топлива и энергетики, в 1999 году ей присвоено звание «Почетный энергетик», в 2003-ем – «Почетный работник ТЭК».
   Ей всегда хотелось идти вперед. Устроившись на Приморскую ГРЭС, пять лет проработала уборщиком производственных помещений, мотористом механизированной уборки наружных поверхностей оборудования котлотурбинного цеха. Потом ее потянуло «лететь» дальше,  подошла к начальнику цеха Леониду Ивановичу Червякову и попросилась в машинисты-обходчики. Ей дали время на обучение, прикрепили к наставнику. Но поскольку Галина, по ее выражению, в работе была привередливая, то чисто обзорные экскурсии ей не понравились – что из них почерпнешь? Взяла схемы, инструкции, сама прочитала, подошла к опытным обходчикам, старшим машинистам энергоблоков, они все объяснили популярно, она все увидела. Через месяц сдала экзамены и стала машинистом-обходчиком сначала вспомогательного, затем турбинного оборудования блоков 100. Была на седьмом небе от счастья!
   Через пять лет Галину опять потянуло в «полет». «Заместителем начальника КТЦ тогда был Виталий Андреевич Мазур – замечательный человек и специалист, впоследствии главный инженер станции. «Я как-то услышала от коллег, что он якобы сказал, что пока он работает, ни одна женщина машинистом блока не будет. Ах так! Хоть и боялась его крутого нрава, но подошла к нему и начала издалека просительным тоном: «Виталий Андреевич, а можно мне на блоки 200 обходчиком пойти?» Он отвечает: «Галя, иди на блоки 200 к старшему машинисту Георгию Валерьяновичу Сутурину, пусть он тебе все покажет, если сможешь работать, скажешь, а если нет, то извини». Георгий Валерьянович провел меня по всему цеху, в заключение сказал: «В принципе, все то же самое, что на блоках 100, только в два раза больше». Я на крыльях полетела к Мазуру: «Виталий Андреевич, я смогу!» Он ничего не сказал, а на следующий день появилось распоряжение приступить мне к стажировке на должность машиниста энергоблока 100 МВт. Сразу на машиниста блока - вот так он рассудил», - вспоминает Галина Бондаренко.
   Готовилась два месяца, пошла сдавать экзамены Виталию Андреевичу Мазуру. Он встретил ее вопросом: «Ты же не думаешь, что с первого раза мне сдашь? Женщин машинистов блоков у нас еще не было, поэтому к тебе и требований будет в два раза больше». Но она сдала с первого раза и ее поставили машинистом на ответственное дублирование в течение 12 смен, как это и положено. Но тут освобождается место машиниста «сотки»,  всего после трех смен дублирования ей играют тренировку и – на блок № 4 машинистом. Это был август 1985 года. Старшим машинистом тогда был Борис Геннадьевич Проволоцкий, который многому ее научил.



   Немало было сложных ситуаций, вот как Галина рассказывает об одной: «Прихожу на смену, чувствую, на блочном щите какая-то напряженная обстановка. Машинист передает, что на турбине увеличенная вибрация, но отключать блок не разрешают. На блочном уже стекла в витражах звенят, пол пляшет под ногами. На приборе стрелочка показывает ускорение вибрации.  Я по громкой связи объявляю: главный щит, готовьтесь к отключению блока, увеличение вибрации, первый, второй, третий подшипники. И отключаю турбину. Отключаю правильно: турбину и сразу автомат гашения поля. АГП отключают обычно электрики, но в аварийной ситуации это надо делать просто мгновенно, иначе оборудование может развалиться и даже крышу проломить. Вибрация сразу исчезла».
   Разбираться с инцидентом приезжает комиссия из Москвы. Проходит месяц, турбину всю по колесикам разложили, нашли причину. На Галину в цехе смотрят косо: мол, ну что, развалила машину. Но тут выходит приказ по станции, в котором излагается вывод: причина вибрации турбины - радиальное смещение ротора. Счет времени тогда шел на секунды. Если бы дошло до разрушения подшипника генератора, начался бы неуправляемый процесс, разлив масла и водорода, возгорание, что грозило бы разрушением и другим блокам. Этим приказом Г.В. Бондаренко объявляют благодарность за правильные действия в аварийной ситуации и награждают премией в размере месячной заработной платы.
«В нашем деле очень важна интуиция. Еще с юной поры машиниста я как-то чувствовала энергоблок, знала, какому котлу что нужно. Однажды по смене передали, что систему регулирования «бросает». Я смотрю – это вовсе не система регулирования. Прошла пара смен, приходит на щит Виталий Андреевич с представителем завода-изготовителя, специалистом по системе регулирования. Я им говорю: это не система регулирования. Виталия Андреевича аж в краску кинуло, он хотел что-то сказать, но специалист сразу заинтересовался: подожди, она правильно говорит. И спрашивает меня: а что же это? Я отвечаю: судя по поведению турбины, это либо регулирующие клапана заедают, либо оборван один регулирующий клапан, судя по диапазону бросков, оборван четвертый регулирующий клапан. Конечно, специалист это знал, но он очень подробно меня экзаменовал. Потом вызывают мостовой кран, цепляют этот четвертый регулирующий клапан – и он действительно оказывается оборванным. На лице Виталия Андреевича я прочитала восхищение. Это для меня до сих пор очень дорого стоит».
   За прошедшие годы Галина настолько наловчилась управлять оборудованием, все операции в такой последовательности для себя выстроила, что топит котел из любого состояния, подключается с точностью до минуты. Котел к подключению подводит на таких параметрах, что если на турбину не разрешают подключать, она на таких параметрах еще сутки может работать.
   В 2015 году исполнится 40 лет работы Г.В. Бондаренко в отрасли и 30 лет, как она пришла на блочный щит. Скромная сельская девушка из приморской «глубинки» стала машинистом блочной системы управления агрегатами 8-го разряда самой крупной на Дальнем Востоке тепловой электростанции. Здесь же, в котлотурбинном цехе, машинистами-обходчиками работают ее сестра Валентина Плясенко и сын Иван Разговоров, а брат Александр Патаранов – старшим машинистом энергоблока.
   Когда ее спрашивают, что она любит, кроме работы, семьи, сына, дочери и внука, Галина отвечает: «Очень люблю строить. За шесть лет своими руками построила себе деревянный двухуровневый домик общей площадью около семидесяти квадратов с балконами и террасой. Все полностью сама, начиная со сруба и заканчивая крышей, ни одного гвоздя, забитого чужой рукой, там нет. Сама сложила печку и сразу переселилась жить. Потом построила гараж, дровяной сарай и баню. Напротив дома был пустырь, заросший ивняком, - такой унылый и некрасивый. Я весь ивняк вырезала, лопатой бугры выровняла, а весной посадила 300 деревьев – лиственниц и берез. Деревья выросли и теперь там такая красота!»