Два взгляда, два директора

02 мар. 2014 / Хабаровская генерация (БирТЭЦ)

Большой путь в энергетике у многих руководителей начинался на Хабаровской  ТЭЦ-­2. Но директорами этой станции, как правило, становились люди опытные. Лев Полищук и Олег  Калашников в разное время принимали на себя руководство этим стратегическим для Хабаровска объектом.

– В каком году вас назначили директором Хабаровской ТЭЦ-­2?

 

Лев Полищук:

– Это произошло в 1994 году. Я тогда работал заместителем генерального директора «Хабаровск- энерго» по капитальному строительству. Время было тяжелое, город буквально замерзал. В самом сложном положении оказался Южный микрорайон. Для его спасения предлагалось даже строительство Юго­-Восточной ТЭЦ в районе Ильинки. Но это были проекты, не подкрепленные финансами. Реально увеличить количество вырабатываемого тепла можно было за счет Хабаровской ТЭЦ­-2. Моя главная задача заключалась в том, чтобы подать тепло в замерзающий Южный микрорайон.

Олег Калашников:

– Директором я работаю второй год, а вообще пришел на Хабаровскую ТЭЦ­-2 в 1985 году на должность заместителя начальника котельного цеха. В то время Хабаровская ТЭЦ-­2 называлась котельным цехом №2 Хабаровской ТЭЦ­-3.

 

– Вы помните свой первый приказ по станции?

 

Лев Полищук:

– Приказ точно не помню. Но свои первые действия помню хорошо. Начал с приведения в порядок туалетов. Может быть, и выглядит это как-­то не масштабно, но стоял тогда на территории станции грустный деревянный домик чуть ли не с тридцатых годов… В главном корпусе был, конечно, туалет, но с разбитыми унитазами, облезлыми стенами.

 

Конечно, параллельно шла серьезная работа по реконструкции станции. Это и установка девятого котла, и дополнительных баков­аккумуляторов, и емкостей для хранения топлива. Станция тогда работала исключительно на мазуте.
Затем мы начали строительство нового административного корпуса. Словом, станция развивалась.
Олег Калашников:

– Первый приказ касался курения. Поскольку станция газовая, курить в главном корпусе было запрещено. Пришлось выделить специальное место на улице. Многим это не понравилось, но безопасность превыше всего.

 

– Какой период в работе на станции вы бы назвали самым сложным?

 

Лев Полищук:

– Первый год. Денег катастрофически не хватало. С трудом смогли найти средства на установку девятого котла. Зарплата задерживалась. Потребители могли заплатить за тепло всем, чем угодно, кроме денег. Зарплаты рабочие не видели по полгода. Начались забастовки.  Станция, конечно, работала. Но приходилось все эти конфликты улаживать, искать компромиссы.


Помню даже такой факт. Рабочим показалось, что руководство станции жирует, получая огромные деньги. Нас проверяли. Даже удивились, что моя зарплата была всего на пару десятков рублей выше, чем у начальника смены.


Конечно, можно было все бросить и уйти. Но я был уверен, что все эти революции – дело
временное. Расставаться с энергетикой, которой посвятил более тридцати лет жизни, не хотелось. И в итоге Хабаровская ТЭЦ­-2 обрела новое лицо, помолодела, похорошела.


Олег Калашников:

– Самое тяжелое время – это, скорее всего, конец 80-­х, тяжело было в перестройку. Были проблемы с заработной платой, но станция несла практически стопроцентную нагрузку. Часто случались порывы, а резерва не было, так как в работе задействованы все котлы. Вода была очень плохая, из-­за чего котлы постоянно находились в аварийном ремонте. Было трудно, приходилось сутками работать.


Надолго запомнится и прошлый год, когда Хабаровская ТЭЦ­-2 и весь наш коллектив подверглись большому испытанию паводком. Однако защитная стена, которую построили своими руками работники Хабаровской ТЭЦ­-2, позволила выстоять.

 

Лев Полищук:

– Нам тоже приходилось бороться с наводнениями. Были такие периоды, когда вода в Амуре поднималась выше шести метров. Конечно, это вызывало беспокойство. Все-­таки труба установлена буквально на краю берега, баки­-аккумуляторы тоже. Тогда мы и начали строить первую дамбу, наращивать береговую линию. Помню, как смеялись, что продлим городскую набережную и будем торговать здесь водой и пирожками. Но таких испытаний, как в 2013 году, на нашу долю, конечно,  не выпало.

 

– Как обстояли дела с кадрами?

 

Лев Полищук:

– В мое время на станции работали 150­170 человек. Особых проблем с кадрами мы не испытывали. Желающих работать в энергетике было немало, несмотря на проблемы и задержки заработной платы. Все­-таки это была стабильная отрасль.


Олег Калашников:

– Сейчас трудится 181 человек, включая персонал Ургальской и Волочаевской котельных. Проблемы с кадрами были. Например, долго не могли найти аппаратчика по приготовлению химических реагентов. На низкооплачиваемую должность никто идти не хотел, пришлось подключать пенсионеров. Машинистов дефицит, ведь на подготовку такого специалиста уходит не один день. Сейчас весь персонал у нас полностью укомплектован.

 

– Ваши пожелания коллективу ТЭЦ­-2 в юбилейный год?

Олег Калашников:


– Наверное, в первую очередь стабильности в нашем нелегком труде! Хотелось бы также пожелать безудержного роста заработной платы, здоровья и благополучия всем работникам и их семьям!


Лев Полищук:

– Хочу поблагодарить коллектив за отличную работу и пожелать, чтобы станция оставалась привлекательной для специалистов-энергетиков, чтобы персонал не терял интереса к профессии, учился, повышал квалификацию. Тогда Хабаровской ТЭЦ-­2 будет обеспечено светлое будущее.

Журнал «ДЭП» 01.03.2014

Юлия Мешкова

Елена Шумилина

 




Пресс-служба
филиала «Хабаровская генерация»
e-mail: evmenova-tn@dgk.ru